Новая стратегия. К чему готовиться?

В самом конце октября Правительства РФ утвердило Стратегию социально-экономического развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года.

Новая стратегия. К чему готовиться?

Цели, как обычно высокие и совпадающие с глобальными трендами: адаптировать нашу экономику к глобальному энергопереходу, сократить выбросы парниковых газов и добиться углеродной нейтральности к 2060 году при устойчивом росте экономики. Чем это обернется на практике? Пробуем разобраться.

Приятно было прочесть в тексте Стратегии о том, что в растущих выбросах парниковых и прочих газов меньше всего виноваты пукающие коровы или поля с внесенными удобрениями. Цитируем по Стратегии: «по оценке Программы Организации Объединенных Наций по населенным пунктам (ООН Хабитат), до 70 процентов глобальных антропогенных выбросов парниковых газов приходится на города». То есть можно полагать, что сельского хозяйства разного рода ограничения и поборы во имя «светлого будущего» коснутся в меньшей степени. Но все  же – коснутся.

В тексте документа, опубликованного на сайте правительства РФ, говорится о новых мерах, которые будут внедряться в аграрный бизнес.  Упомянуты подходы к удобрению почв (в том числе применяются удобрения с медленным высвобождением азота), «точное» земледелие, а также наилучшие доступные технологии в сельском хозяйстве.

Наилучшие доступные технологии (НДТ). Эта тема была особенно актуальная в 2014-2018 годах. Проводились конференции и круглые столы, много и долго говорилось про такие технологии, выпускались брошюры, рекомендации, научные труды, обзоры. Потом возникла некая пауза, активность в теме НДТ заметно спала. Но вот теперь НДТ указаны в Стратегии. Что дальше? Наилучшие доступные технологии будут рекомендовать к применению или обязывать применять?

Удобрения. Это тема за последние месяцы стала «больной». Цены на минеральные удобрения растут, в результате у сельхозпроизводителей все меньше возможности купить и внести их. Медленнодействующие минеральные удобрения и удобрения с ингибиторами процессов нитрификации стоят дороже обычных, а значит, стали еще менее доступными. Даже сами производители таких удобрений, понимая всю сложность нынешней ситуации, честно признают: такие удобрения стоит использовать только на высокомаржинальных культурах в рамках интенсивных технологий. Тут и возникает вопрос: при реализации Стратегии будет ли государство как-то поддерживать сельхозпроизводителей при покупке еще более дорогих удобрений с пролонгированным действием? Или все эти закупки (в случае обязательного применения) сельхозпроизводители будут полностью оплачивать самостоятельно?

Еще  одна тема, связанная с внесением удобрений, упомянутая в Стратегии, – дифференцированное внесение агрохимикатов. Тема, безусловно, важная и перспективная. Снижается химическая нагрузка на экологию, сельхозпроизводители меньше будут тратить денег на закупку СЗР. Но опять вопрос в реализации этого важного направления. Для дифференцированного внесения нужна специальная техника, например, дроны с сопутствующей инфраструктурой. Кто будет финансировать закупку такой техники, установку оборудования, обучения сельхозпроизводителей работе с такой техникой?

Меньше всего сомнений и вопросов вызывает фраза в Стратегии про развитие «точного» земледелия. Эта тема хорошо известна российским сельхозпроизводителям, кроме иностранных технических решений есть достойные отечественные разработки для «точного земледелия». Полагаю, что с реализацией этого направления особых проблем не возникнет.

И последнее: как будет реализовываться сама Стратегия достижения углеродной нейтральности в сельском хозяйстве в России? Жесткими мерами, например, штрафами и дополнительными налогами? Или, как это уже случалось, все остановится на многочасовых выступлениях, обсуждения, тоннах бумаги, потраченной на дорожные карты, резолюции, рекомендации и прочие важные для отчетности словеса? Ясности пока нет. Последим за развитием событий.

Поделиться