Мнение. Продовольственное эмбарго споткнулось о рубль.

Не все российские продукты конкурентоспособны по цене и качеству, и как только у населения появляется возможность, оно наращивает потребление импорта. Об этом можно судить по анализу, проведенному специалистами Института экономической политики (ИЭП) им. Гайдара.

Они сообщают: «В 2017 году Россия впервые с начала санкционных войн увеличила импорт сельхозпродукции». Рос в прошлом году и экспорт сельхозпродукции, причем с опережением импорта. Похоже, не сумев завоевать внутреннего потребителя, платежеспособность которого под вопросом, отечественные производители решили переключиться на внешний рынок.

Амбициозная цель Минсельхоза – как минимум удвоить экспорт агропродукции к 2024 году.

В 2017-м Россия впервые после введения продовольственного эмбарго увеличила импорт сельхозпродукции, сообщает на официальном сайте Института Гайдара завлабораторией аграрной политики ИЭП Наталья Шагайда. Это следует из официальной статистики.

По Росстату, с 2014-го импорт продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья (кроме текстильного) ежегодно сокращался: на 8% в 2014-м, почти на 34% – в 2015-м, примерно на 6% – в 2016-м. Снижение прекратилось в 2017-м, когда по итогам января–ноября годовой прирост импорта составил 15,4%. В страну было ввезено продовольственных товаров почти на 26 млрд долл.

В понедельник Росстат выложил данные за январь, и, судя по ним, в наступившем году рост импорта продолжился: в январе он составил в годовом выражении более 13%.

«На импорт продовольствия (не только сельхозтоваров) очень сильно влияют два фактора: доходы населения и курс доллара, – поясняет Шагайда. – Причина в том, что не все российские продукты конкурентоспособны по цене и качеству, поэтому по мере роста доходов или укрепления рубля население начинает покупать импортные товары».

Рубль по отношению к доллару укрепился за 2017 год на 6% после роста примерно на 20% в 2016-м, сообщали информагентства со ссылкой на Московскую биржу. Однако говорить о восстановлении доходов не приходится, они сокращались в течение четырех лет – с 2014 по 2017-й включительно.

Как замечает Шагайда, «с июля 2017 года розничные продажи продовольствия начали потихоньку расти – впервые с августа 2014-го». Это подтверждается данными Росстата. Причем, как уточняет экономист, рост продаж зафиксирован в постоянных, сопоставимых ценах – значит, действительно можно говорить о растущем спросе.

После августа 2014-го импорт мог кратковременно, в отдельные месяцы, когда укреплялся рубль, продемонстрировать рост. «Однако общая тенденция к росту стала наблюдаться только с 2017-го», – продолжает Шагайда. Из чего можно сделать вывод, что некоторое оживление розничной торговли было связано со спросом прежде всего на импортную продукцию.

«Очевидно, что после девальвации российские сельхозпроизводители получили преимущества. Однако если период особых возможностей не был реализован для того, чтобы провести модернизацию, повысить производительность труда и сделать российские продукты конкурентоспособными, то импорт будет увеличиваться. Кроме того, он будет расти по тем продуктам, которые никогда не будут производиться в России в силу климатических условий, – поясняет Шагайда. – Не случайно, что в 2017-м вырос импорт фруктов, орехов. Эта группа продуктов занимает около 15% в структуре импорта». …

0