Комментарий. Президент поручил растить ценное зерно. Кто готов?

66
Комментарий. Президент поручил растить ценное зерно. Кто готов?

3 июля 2018 года Владимир Путин утвердил перечень из 4-х поручений по результатам проверки Контрольным Управлением АП РФ исполнения законодательства и решений Президента по вопросам развития зернового комплекса и хлебопекарной промышленности. Ситуацию вокруг документа комментирует вице-президент Российского зернового союза Александр КОРБУТ.

Документ был принят буднично и без активного обсуждения, хотя в этих поручениях заложены весьма значимые моменты, особенно учитывая, что уже объявлено о необходимости корректировки Госпрограммы. Причем дан крайне сжатый срок для разработки и согласования мероприятий для исполнения всех поручений — 1 января 2019 года, что лишает бюрократическую машину возможности длительных и, зачастую бесплодных обсуждений, когда одно из ведомств может фактически, внеся несущественные изменения, запустить проект документа на новый круг согласования.

Больше хлеба, хорошего и разного

Центральным моментом стала задача повышения качества «продуктов изделий хлебопечения». Хотя значение хлеба в питании населения сокращается по мере изменения парадигмы питания, хлеб, как и в прежние годы, остается для наших сограждан одним из мерил состояния потребительской экономики и доступа сограждан к продуктам питания. Зачастую даже незначительный рост цен на хлеб воспринимается обществом весьма остро, также, как и качество хлеба для населения во многом характеризует способность власти обеспечить контроль и управление качеством продовольствия. При этом необходимо учитывать, что в современных условиях хлеб, как самый массовый продукт потребления, должен стать более функциональным и ориентированным на отдельные группы населения для обеспечения доступа к микроэлементам и витаминам.

Если рассматривать собственно поручение, то фактически дано указание жестко формализовать требования к качеству продукции хлебопечения и содержанию в ней минеральных веществ и витаминов при осуществлении закупок для государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, образования и социальной сферы. Фактически одним из условий поставок хлеба по госконтрактам становятся его качественные показатели, то есть возникает система «мягкого» принуждения к производству именно функционального хлеба, и критерий «кто дешевле предложил, тот и выиграл» становится вторичным.

Произвести 32 млн тонн! На моей памяти, если ошибаюсь — поправьте, это первый постсоветский документ по отрасли, в котором даны поручения о достижении конкретных производственных показателей, предусматривающих увеличение к 2024 году валового сбора отечественной сильной и ценной по качеству пшеницы не ниже 32 миллионов тонн.

Тут необходимы некоторые пояснения – сильная и ценная пшеница определяется по нескольким показателям, влияющим на качество муки — белок и клейковина, натура, число падения и стекловидность, при этом существуют минимальные показатели, которые должны быть достигнуты.

Сильная пшеница отличается высоким содержанием и хорошим качеством клейковины, и к ней относят мягкую пшеницу 1-го и 2-го классов. Мука из такой пшеницы образует тесто с высокими упруго-эластичными свойствами, хорошей устойчивостью и позволяет получать хлеб хорошего качества, что очень важно для механизированного хлебопечения. Но в основном она используется для производства высококачественных макаронных изделий. В последние годы производство сильной пшеницы носит фактически виртуальный характер и составляет лишь незначительную долю в валовом производстве, не превышая, по разным оценкам, 0,6-1,0 млн тонн, что стало результатом снижения спроса на нее со стороны отечественных производителей макаронных изделий. Вместе с тем существует определенный спрос со стороны ряда стран-импортеров в объеме до 200 тысяч тонн за сезон.

Ценная пшеница (3-й класс) — средняя по силе, обладает хорошими хлебопекарными свойствами, хлеб из нее получается хорошего качества, если, конечно, обеспечены другие показатели качества пшеницы. Доля пшеницы 3 класса существенно больше и оценивается примерно в 20-30%, меняясь год от года в зависимости от климатических условий. Сухой год — ее доля больше, дождливый и урожайный — меньше. Но в целом можно оценивать ее производство примерно в 18-20 млн тонн в год.

При этом поставлена задача произвести к 2024 году 32 млн тонн, то есть прибавка должна составить 12-14 млн тонн. К сожалению, публичной информации — как формировалась эта цифра — нет, но теперь ее нужно принять как данность. Вопрос – при каких условиях достижимы эти показатели.

Не вдаваясь в исторические экскурсы — когда, где, что производилось в прежние времена, с точки зрения агроклиматических условий, технически ничего сложного нет: территория страны столь значительна, что выбрать зоны производства не составляет труда (достаточно использовать потенциал Поволжья, Южного Урала и Сибири), а агрономический опыт достаточен. Соответствующие сорта пшеницы и сильной, и ценной в стране есть, а задача наращивания производства приобретает организационный характер. При этом даже при существующих и плановых объемах производства пшеницы в целом не потребуется дополнительных площадей для того чтобы произвести 32 млн тонн сильной и ценной пшеницы, достаточно лишь обеспечить рост урожайности за счет использования сертифицированных семян и средств химизации.

Столкновение технологий и рынка

Нет сомнений — агрономическая наука может предложить соответствующие севообороты уже сегодня, селекционеры дадут семена, химики — минеральные удобрения и пестициды. Чиновники доведут указания – сколько, где сильной и ценной пшеницы произвести, включат пункт в соглашение с регионами, введут формы отчетности, организуют новые контрольно-надзорные мероприятия, введут объемные индикаторы и начнут их контролировать, считая, что на этом их функции завершены!

Однако проблемы тут только начинаются. Севооборот может быть оптимален технологически, а вот будет ли он оптимален экономически, дадут ли требуемую маржу другие культуры, включенные в севооборот — большой вопрос. Пшеница не будет конкурировать с другими культурами, но конкуренция за площади проявится в севообороте. При этом, если такой севооборот не будет отвечать экономическим интересам производителя, то его реализация заранее обречена на неудачу.

Не задача крестьянина выполнять указания и самые благие пожелания государства себе в убыток или сокращая доход! Необходимы решения об определении экономической ответственности государства за эти рекомендации и создание механизма государственного регулирования и достижения определенного уровня доходности по севообороту в целом. Технологии — дело хорошее, но задача государства сегодня обеспечить фундамент их реализации.

Реализация современных технологий и обеспечение экономически эффективного производства возможно при использовании современных цифровых технологий, в первую очередь, точного земледелия. Но это возможно, если есть база — точное и объективное знание об агрохимическом составе почв. Но сегодня большая часть сельхозпроизводителей не может самостоятельно провести качественные агрохимические обследования полей, соответственно задача государства организовать эту работу в реально сжатые сроки, а не по принципу — когда силы и деньги будут, и компенсировать хотя бы частично затраты на их проведение. Кстати, при этом вполне реально за счет рационального использования адекватных конкретному участку поля минеральных удобрений, минимизации использования пестицидов – уменьшить затраты, а значит в меньшей степени их надо компенсировать за счет бюджетных субсидий.

Кто заплатит субсидии за качество?

Полноценное использование технологий для производства сильной и ценной пшеницы потребует дополнительных вложений в технологии, соответственно на стартовом этапе необходима компенсация этих затрат. Обеспечение физической и экономической доступности к сертифицированным семенам и средствам химизации, помимо агроклиматических условий, является ключевым моментом для получения высококачественного зерна, это потребует увеличения затрат примерно на 25-35%. Вопрос — где взять эти дополнительные средства, насколько они будут дешевы и даст ли реализация зерна дополнительный доход, который покроет все затраты и, если потребуется, выплаты по кредитам. В определенной мере это может быть решено за счет бюджетных субсидий, которые, в соответствии с поручением Президента, должны быть увязаны с качеством производимого зерна. Но как вести субсидирование?

Если выплачивать субсидии на тонну реализованного зерна с соответствующими показателями, то существует высокий риск приписок, совершенно непрогнозируемым становится объем субсидирования при формировании бюджета, неясна доступность субсидий для всех производителей зерна сильной и ценной пшеницы. Скорее всего, придется вводить и распределять региональные квоты на производство.

Оптимальным было бы сочетание системы субсидий, когда часть средств направляется на целевое финансирование закупок ресурсов для производства, а часть выплаты по итогам реализации зерна. При этом необходимо безусловное обязательство государства выплатить субсидии всем и в полном объеме в соответствии с распределенными производственными квотами. Также эта система должна быть дополнена обязательствами государства выкупить не реализованную сильную и ценную пшеницу в рамках интервенционных закупок по установленным минимальным гарантированным ценам.

При этом качество во многом будет зависеть от погоды, как ни совершенствуй технологию и ни используй лучшие ресурсы, погода может внести свои коррективы, и вместо сильной пшеницы получится нечто иное. В целом получается достаточно сложная и неповоротливая система. Если кто-то сможет предложить что-то более простое и прозрачное — буду благодарен, но у меня пока не просматривается.

Ресурсное обеспечение технологии

В теории все ресурсы на рынке есть. Если будет спрос, то их наращивание — вопрос технический и в течение года все задачи могут быть решены. Но, чтобы используемые ресурсы были адекватны современным технологиям, необходима самая малость — изменить систему господдержки доступа к ним, ориентируя ее на стимулирование системных мероприятий по совершенствованию технологической модернизации. Логика поддержки должна быть изменена с позиции «мы деньги бюджетные запланировали и купите то, что установлено нормативными актами» на стимулирование комплексного, скорее всего, поэтапного создания полноценных технологических комплексов производства и первичной подработки зерна непосредственно в хозяйствах.

Инфраструктурное развитие — новый вектор

Важным моментом представляется поручение Президента РФ при реформировании Госпрограммы предусмотреть «схемы рационального размещения объектов производства, хранения, транспортировки и переработки зерна». При этом, по нашему мнению, необходим переход работы МСХ России к территориальному размещению производительных сил, которое должно основываться на наличии реальных конкурентных преимуществ и формированию межрегиональных программ развития. Необходимо формирование субтерриториальных кластеров для отработки мер по стимулированию производства и продвижению сильных и ценных сортов пшеницы, включая организацию профильных центров исследований и внедрения на основе формирования временных трудовых коллективов, объединяющих представителей науки и внедренческих организаций, со смешанным финансированием (бюджетные средства на закупку оборудования и частные средства на выполнение внедренческих работ). При этом важным акцентом поручения президента стало включение в Федеральную научно-техническую программу развития сельского хозяйства на 2017–2025 годы мер по стимулированию внедрения в производство соответствующих научных разработок, в том числе в области селекции. При этом акцент на селекцию принципиально значим, так как в России пока еще существуют научные школы и заделы, позволяющие надеяться на прорывные решения, но существующая практика концентрируется на поддержке семеноводства как бизнеса, осуществляемого бюджетными организациями.

Страховка качества?

Все усилия крестьян могут пойти прахом из-за дождей в завершающей стадии роста и уборки, которые приведут к снижению качества зерна и противостоять этому объективно невозможно. Зерно будет, а качества нет, так что возникнет две проблемы – субсидии получили, а качество не обеспечено, значит — нецелевое расходование средств, и вторая – что делать с понесенными дополнительными затратами? Частично они покроются за счет объективно более высокого урожая зерна, а остальные?

Традиционно погодные риски принято покрывать за счет страхования, но вопрос — а что страховать? Страховать урожай не получается – задача-то по качеству, а страховать снижение качества — исключительно теоретическая возможность. Причем гарантированно выплат по такому страхованию не будет, повод не платить всегда найдется. Но тогда необходимо страхование или прямых дополнительных затрат на возделывание 1 гектара пшеницы соответствующего качества, причем не от риска гибели посевов (эта часть само собой должна присутствовать), а от недополучения дополнительной премии по качеству.

Оцифровать качество

Чтобы обеспечить прозрачные, равноправные и справедливые взаимоотношения между производителями и потребителями в вопросах оценки качества необходимо создание систем дистанционного контроля и арбитража зерна на каждом этапе его прохождения «от поля – до конечного потребителя». С этой целью Российский зерновой союз ведет работу по созданию независимой негосударственной Зерновой Сети, которая сможет стать базисным элементом Единой Цифровой Платформы Российского Рынка Зерна.

Произвести-произведем, а что с этим богатством делать?

Ключевой вопрос любого производителя в условиях рынка прост и ясен — готов произвести, но есть ли покупатель по адекватной цене? Следует признать, что пшеница 3 класса не столь востребована как на внутреннем, так и на внешних рынках. Несмотря на все рассказы мукомолов о ее нехватке, объемы производства вполне достаточны для внутренних потребностей на фоне сокращения производства муки и потребления хлеба, но в последние годы наметилась стабилизация производства муки и хлеба. Это вполне естественный процесс — изменилась структура питания и хлеб, оставаясь значимым в рационе, перестал быть основным источником энергии. Ссылки на рекомендуемые нормы потребления вообще несостоятельны, так как нормы потребления — это рекомендации диетологов, но не имеют никакого отношения к реальному потреблению продовольственных товаров.

Много разговоров ведется про некое массовое теневое производство муки и хлеба, которое уже исчисляют миллионами тонн, однако эти заявления представляются не вполне обоснованными. Было бы наивно отрицать наличие теневого и не учитываемого статистикой (хотя Росстат ведет соответствующие досчеты) сектора. Можно говорить о миллионах гастарбайтеров как потребителях теневого сектора хлебопечения, но откуда взялась мука для этого хлеба? Сейчас мощности мукомольных предприятий загружены на 51%, оборудование, которое закупалось для хозяйств в начале перестройки, уже давно вышло из строя и продано на металлолом. Да и масштабы теневого производства в миллионы тонн возможны лишь на действующих крупных предприятиях. Невозможно спрятать дополнительный расход электроэнергии, сотни и тысячи машин, перевозящих муку и хлеб! Стимулирование производства при отставании внутреннего спроса приведет к относительному перепроизводству, что требует согласованных действий по продвижению сильной и ценной пшеницы и продуктов ее переработки на внутреннем и на внешних рынках.

Однако, даже если завтра вся мука будет производиться только из пшеницы 3 класса, то ее потребуется, в лучшем случае, 15 млн тонн и важно повысить рентабельность мукомольного бизнеса и хлебопечения, что в частности предполагает:

— концентрацию бюджетной поддержки перерабатывающих производств на создании и выпуске качественно новых функциональных продуктов на основе сильной и ценной пшеницы;

— принятие нормативного акта, который ограничит производство муки использованием пшеницы 3 класса, а также обяжет производителей организовать выпуск муки, обогащенной микроэлементами и витаминами, в зависимости от потребностей различных групп населения;

— полный отказ от любых мер по сдерживанию роста цен производителей на муку и хлебопродукты, дешевым качественный хлеб быть не может! Регулирование должно быть перенесено в систему реализации хлебопродуктов;

— разработка специальных программ производства хлебопродуктов для населения отдельных регионов и возрастных групп, исходя из специфики потребления и качества жизни.

Хотя эти программы не позволят решить все проблемы сбыта сильной и ценной пшеницы, но внутренний рынок станет стабилизирующим фактором для производства. Единственным реальным механизмом, позволяющим обеспечить санацию рынка является экспорт. Однако существующая государственная таможенно-тарифная политика не обеспечивает благоприятную среду для производства и экспорта сильной и твердой пшеницы. Да, сейчас вновь оставлена нулевой вывозная пошлина на пшеницу, но сохраняется нормативный механизм «плавающей пошлины», и он наиболее негативно влияет на возможности производства и экспорта наиболее «дорогих» и маржинальных видов пшеницы, снижая стимулы к повышению ее качества, так как это требует совершенствования технологий и, соответственно, инвестиций в производство, формируя риски и делая непредсказуемым прогнозы по их окупаемости.

Надо признать, что на внешнем рынке пшеница 3 класса не слишком востребована, и если в отдельные годы Россия её поставляла 2,5-3 млн тонн, то последнее время максимум 1,5 млн тонн, а ряд покупателей, ранее покупавших её, перешли на более дешевую продовольственную пшеницу 4 класса. Потенциально можно расширить экспорт пшеницы 3 класса в Саудовскую Аравию, Ирак (который мы в свое время «потеряли»), Иран, с которым вроде меморандум подписан, только вот наши партнеры так и не отменяют запрет на импорт пшеницы, и ряда других. Однако заниматься этим надо сегодня, независимо от того, сколько зерна собрано и внутренних потребностей — вход на новые рынки всегда долог и непрост, дожидаться – вот будет урожай и поставим, как минимум, наивно и недальновидно. Также необходимы вполне конкретные действия государства в части полного перехода на поставки в рамках гуманитарной помощи или на льготных условиях исключительно муки и лишь в отдельных случаях ценной пшеницы.

Несомненно, многие вопросы — это проблемы бизнеса, но если государство хочет добиться достижения поставленных им задач, то оно должно нести и соответствующую меру ответственности, как минимум создав благоприятную среду для достижения поставленных результатов.Автор: Александр КОРБУТ, вице-президент Российского зернового союза – специально для «Крестьянских ведомостей»

Поделиться