Занять у себя

Липецкому опыту создания разветвленной сети кооперативов на селе едут учиться из соседних регионов и далеких областей. Сначала гости не верят, что можно на крошечной территории создать почти 900 таких объединений, а потом выпытывают у кооператоров: что же лежит в основе захватившего всю область движения?

54
Занять у себя

История с продолжением

Валентина Татаринова свой кооператив “Поляна” создавала в далеком теперь 2009 году в селе Никольском под Усманью, на середине пути из Воронежа в Липецк: местные предприниматели решили воспользоваться выгодным географическим положением.

– До того как создать кооператив, я, как многие, был в колхозе, он тут работал до 2004 года, – рассказывает Татаринова. – Потом, когда все развалилось, стала крутиться. Занялась мясом: скупали у людей бычков, свиней, возили на рынок в Липецк продавать. Но все это хлопотно, да и не так уж прибыльно, как многие думают. И тогда местные власти подсказали: а создай-ка кооператив.

– Тогда какая проблема была? Держали скот, выращивали картофель, другие овощи, а сбыть это все было некуда, – вспоминает заместитель главы района Анатолий Теплинских. – За мясом приезжали залетные перекупщики. Бывало, заберут теленка, а с расчетом не спешат. И крестьяне шли к нам, конечно, жаловались…

Сначала в “Поляне” было всего пять участников – основательница кооператива пригласила тех, кому больше всего доверяла. Они так же покупали у людей скот, но теперь торговали на Усманской земле.

– И когда дело пошло, мы стали понимать, что впятером не справимся, – вспоминает Татаринова. – Стали звать друзей, знакомых, те – своих знакомых.

Кооператив вырос – теперь в Усманском районе редкая семья в него не входит. Кто-то держит по нескольку голов телят и свиней: растят, чтобы потом продать Татариновой.

– Никто даже не думает, надо это или нет, знают: мы и хорошую цену предложим, и сами выедем на убой, никаких хлопот, – уверяет Валентина.

Сейчас кооператив арендует убойный цех, но скоро построит свой. На это он получил грант свыше 13 миллионов рублей. Валентина Татаринова не скрывает: господдержкой надо пользоваться. Наряду с этим “Поляна” еще берет кредит в банке благодаря субсидированию со стороны минсельхоза.

Цена репутации

Если бы все было так просто, кооперация распространялась бы по российским регионам с огромной скоростью. Но это далеко не так.

В Липецкой области это движение началось более десяти лет назад – вслед за предложением о создании рынка сбыта для личных хозяйств. А каковы сегодня рынки сбыта для кооперативов?

Валентина Татаринова рассказывает, что эта проблема ее не обошла. Просто торговать мясом – не так уж и актуально. Хотя, конечно, говядина и свинина премиум-класса из фермерских или личных хозяйств до сих пор востребованы многими покупателями. Цену особо не поднимешь – попросту не купят. Приходится увеличивать маржинальную стоимость продукции по-другому. Поэтому в кооперативе работает свой цех производства полуфабрикатов.

– Манты, пельмени, а теперь и чебуреки – все лепят наши девочки, – рассказывает Татаринова. – Все знают, что эти пельмени из качественных продуктов. Стоят они в рознице 250 рублей, а сейчас на пельмени с ливером в супермаркетах цена под 300. Вот покупатель и выбирает. Говорят, что в сетевых магазинах продают по 20 килограммов пельменей в неделю, а мы – 200. Чувствуете разницу?

Важна и открытость производства. Цех кооператива расположен рядом с местным центром досуга, или, проще говоря, ДК. Две девушки в белоснежных одеждах раскатывают тесто, заворачивают в него приготовленный фарш.

Усманские кооперативы обеспечивают пятую часть районного бюджета

– Мы все сдружились, коллектив хороший, – говорит мастер Ольга Чернышова. – В общем, выиграли во всем, в том числе и в зарплате. До этого я в магазине продавцом работала и честно скажу, не хотелось бы снова туда возвращаться.

Пельмени ручной лепки из Никольского едят еще в трех близлежащих районах Липецкой области. Магазины продукцию кооператива берут охотно. К тому же значительная часть мяса и полуфабрикатов уходит в учреждения социальной сферы. Выиграть конкурс на такую поставку непросто, признаются в кооперативе, но возможно, и опять же – благодаря цене.

– Мы напрямую поставляем товар, а перекупщики уже не могут конкурировать. У них килограмм мяса – 450 рублей, у нас – 350. Вот и весь секрет, – поясняет Татаринова.

Пятая часть бюджета

Таких кооперативов только в Усманском районе столько, что муниципальный бюджет пополняется ежегодно на 200 миллионов рублей – всего он составляет миллиард. Глава районной администрации Владимир Мазо вспоминает события десятилетней давности, когда муниципалитет называли бесперспективным и хотели разделить на две части, подчинив территории соседним райцентрам.

Однако и чиновники, и представители бизнес-сообщества отмечают: такого успеха кооперация вряд ли добилась бы, если бы частью ее не стали кредитно-потребительские кооперативы. Сегодня администрированием денежных потоков в них занимаются специалисты местного самоуправления. Уже где-где, а в сельсовете каждого знают так хорошо, как ни одна служба безопасности банка не изучит.

В том же Никольском успешно работает кредитный потребительский кооператив (КПК) “Виктория”. Его председатель Надежда Полякова отмечает, что сейчас членами кооператива уже стали более 400 человек, и это не только усманцы, но и жители Липецка, и даже Воронежа.

Вкладывать средства в кооператив выгодно: депозит составляет 10 процентов годовых. Надо тут же пустить эти деньги в дело – выдать в качестве займа под 15 процентов другому участнику КПК. Суммы небольшие – от трех до 70 тысяч.

– Берут ненадолго, – поясняет Полякова. – Редко кто выбирает максимальный срок – два года: получается большая переплата. Лучше один заем вернуть и тут же встать в очередь на второй.

Выбрать время займа тоже можно: например, многие записываются на получение денег весной, когда надо набирать молодняк. Осенью они продадут скот, расплатятся с кооперативом и посчитают выручку.

– Потребность в деньгах постоянная, – констатирует Надежда Полякова. – Люди не идут в банк, знают – у нас получить проще, даже если это средства на потребительские нужды: кто-то ведь берет займы не только на развитие ЛПХ, но и для того, чтобы крышу перекрыть или свадьбу отпраздновать. Невозвратов нет.

Последнюю особенность объясняют тем, что правление кооператива и наблюдательный совет хорошо оценивают платежеспособность каждого заемщика.

О том, почему КПК не распространились повсеместно, липчане предпочитают не рассуждать. Надежда Полякова отмечает, что это очень сложная работа. Одни отчеты в Центробанк чего стоят – мегарегулятор контролирует деятельность КПК жестко. Кроме того, самой кредитно-потребительской кооперации нужна поддержка: в Липецкой области этим занимается региональный фонд, кредитующий малый бизнес. Свою роль играет и система потребительского рынка, которая помогает обеспечить сбыт продукции местных производителей. Однако и Надежда Полякова, и Валентина Татаринова уверены: без взаимного доверия участников кооператива и честности работы каждого создать организацию просто невозможно. Начинать нужно с этого.

Прямая речь

Михаил Валетов, заместитель начальника управления сельского хозяйства Липецкой области:

– Малые формы хозяйствования в Липецкой области произвели в прошлом году продукции на 32,3 миллиарда рублей. Это почти треть в общем объеме валового продукта агропромышленного комплекса региона, который оценен в 109 миллиардов. Личные подсобные и фермерские хозяйства выращивают 70 процентов картофеля и производят 30 процентов молока в области. Однако главная миссия кооперации – занятость населения и решение социальных проблем на территории.

А как у соседей

Сельхозкооперация в Курской области развивается медленнее, несмотря на сильное фермерское движение. Каждую шестую тонну зерна, по словам заместителя главы региона Алексея Золотарева, здесь производят именно мелкие хозяйства, при этом урожайность бывает и выше, чем в крупных холдингах. Однако, как отмечают чиновники, продолжать выращивать зерновые фермерам уже не так выгодно. Нужно не просто переориентировать производство, например выращивать не зерно, а ягоды или овощи, но и создать замкнутую систему от поля до прилавка, только с участием мелких производителей. Главы районов отметили, что сделать это можно и без переквалификации хозяйств, и привели в пример сотрудничество зерновых КФХ с небольшими животноводческими фермами, которым продукт нужен для кормов. Животноводы, в свою очередь, объединяются ради централизованного сбыта. Продукт их востребован, потому что выигрывает в качестве в сравнении с промышленным. Сама же система взаимодействия КФХ напоминает тот же кооператив, только не на бумаге. К тому же пока из этой системы выключены личные подсобные хозяйства, которые могли бы пополнить своими излишками продуктовый рынок региона. Глава региональной Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств Юрий Подтуркин уверен, что для развития малых форм сельского хозяйства сегодня нет преград, а инструменты господдержки доступны и эффективны.

Анна Скрипка