Как выживать аграриям? Им мешает плохая погода и бездумность чиновников

Нынешняя холодная весна вынудила аграриев поздно выйти на поля. Как скажется это на урожае?

О том, как живётся сегодня аграриям, мы поинтересовались у главы крестьянско-фермерского хозяйства (КФХ) в с. Усть-Турка Кунгурского района Алмаза Хавыева. В последние годы сбытовой кооператив, председателем которого он также является, имеет самые высокие в крае показатели по реализации продукции.

— Как скажется поздняя весна на урожае?

— Из-за поздних сроков посадки сдвинутся сроки созревания. В этом случае необходимо уменьшать густоту посадки. А значит, взойдёт меньше, и меньше соберёшь. Но урожай зависит от большого количества факторов. Если лето будет жаркое и солнечное, то культуры возьмут своё. В целом мы ещё сроки посадки не упустили. Сажать картофель в мае не поздно. У нас есть опыт его посадки и 20 июня. Всё зависит от того, какие будут дальше погодные условия.
Прогноз погоды от селянина

— Вы поливаете даже картофель. Под него отводят обычно большие площади, и у крестьян нет возможности охватывать их орошением.

— Да, поливали, пока площади не увеличили. В этом году будем орошать только овощи. Но я ожидаю, что этого не понадобится. Погода будет дождливой и холодной.

— Это ваш прогноз? На чём он основан?

— На многолетних наблюдениях. В этом году мы уже тринадцатый сезон выращиваем капусту.

Сурепка вместо капусты
— Говорят, что вы выращиваете европейские овощи?

— Не совсем так. Мы выращиваем овощи из европейских семян. Их мы закупаем за валюту. Но в 2014 г. курс доллара вырос вдвое, и у нас затраты на семена тоже выросли в два раза. А отечественных нет. У нас есть селекционные достижения, но нет последующего семеноводства. 10 российских семечек возьмёшь, и они все будут разными. А в Голландии после получения семян их сортируют, отбирают, калибруют, чтобы они в одной партии были все одинаковыми. Тогда у них и показатели будут одни и те же: и рост, и всхожесть, и растения, которые из них взойдут, и полученные результаты. Кочаны, корнеплоды, луковицы будут один к одному. Покупатели даже иногда спрашивают: «Почему они все одинаковые? Это не ГМО»?

— А опыт работы с местными семенами был?

— Когда мы начинали, брали семена, которые производили в Верхних Муллах. Там, где растёт капуста, вообще не должно быть крестоцветных растений – рапса, сурепки, редьки дикой, потому что они перекрёстно опылятся, и вместо капусты получим что-то отдалённо на неё похожее. Когда мы пользовались отечественными семенами, то такой результат и получали. Как-то пришла заявка на выращивание капусты сорта «Московская поздняя». Она вызревает шесть месяцев от всходов до момента уборки. Мы вырастили рассаду из отечественных семян, посадили на поле. Она уже к концу августа дала завязи кочанов. Хотя по характеристике сорта созревание должно было подойти к октябрю. А к моменту уборки все кочаны сгнили. Семена были поражены бактериальными болезнями. В России нет проверки на эти болезни. Хотя, когда мы были в Голландии на заводе по производству семян, то видели, что там проверяют семена на все болезни – и вирусные, и бактериальные, и грибковые. Они даже выделяют семена по содержанию хлорофилла. Чем больше хлорофилла, тем семена менее созревшие.
Смотреть внутрь растений

— Почему, на ваш взгляд, у нас не развивается семеноводство?

— Нет специалистов. Те люди, которые занимались производством семян, уже состарились. А новое поколение в эту отрасль не пришло. Кто сегодня идёт на агронома? Те, кто никуда не мог поступить. Вот уже лет 10 я пытаюсь выбрать специалистов из числа агрономов, которые заканчивают нашу академию. Они должны уметь пользоваться той аппаратурой, что у нас есть, и видеть в растении, что ему не хватает, а что в избытке, чтобы получить высокую урожайность хорошего качества при низкой себестоимости. Но таких специалистов нет.

— Смотреть внутрь растений – это какой-то высший пилотаж.

— А иначе они нам не нужны. Есть приборы, с которыми можно делать листовую диагностику, чтобы выявить, каких элементов питания в период роста не хватает. Этого до сих пор никто не делает. Мы не знаем, что в закрытом грунте, какая кислотность, какие вещества содержатся, как они с этими удобрениями взаимодействуют. Вот мы поливаем растения водой из Ирени. Она жёсткая, в ней содержатся карбонаты. Как они действуют на растения? Усваивается оттуда кальций или нет? Никто не может на эти вопросы ответить. У нас 13 июля 2016 г. град побил ботву картофеля. Мы стимулировали её рост удобрениями. Изначально были сомнения в том, что такой картофель будет храниться. И всё же мы оставили его на хранение. Пропала большая часть урожая. А ведь грамотный агроном мог бы это предвидеть.

— Государство компенсирует вам часть затрат?

— Да, но у нас площади небольшие, много мы тратим и на технику, и на удобрения, и на средства защиты растений. И у Минсельхоза начинаются сомнения в необходимости наших расходов. Вообще у государства нет сельскохозяйственной стратегии. Каждый год меняются правила игры. Например, требуют ежегодно увеличивать площади посадок на 12%. При высоких показателях это просто невозможно делать. Тем более что у нас не хватает своих земель. Если арендодатель решит расторгнуть договор досрочно, то у нас будет снижение показателей, и тогда от нас потребуют вернуть субсидии обратно. Так что помощь неоднозначная.

0