Алтайские фермеры опасаются банкротства и продают свои хозяйства

Малым предприятиям становится все труднее выживать на рынке

77
Алтайские фермеры опасаются банкротства и продают свои хозяйства

Фермеры в Алтайском крае избавляются от своих хозяйств, опасаясь банкротства. В настоящее время на продажу выставлено около 30 ферм в различных районах. Работники сельского хозяйства опасаются, что из-за неурожаев они не смогут выплатить свои кредиты; государство вряд ли поможет им, а банки конфискуют их фермы за долги.

Предприниматели «бросают» свои фермы из-за меняющегося климата, к которому они не могут приспособиться, и из-за открытия новых несельскохозяйственных предприятий. Эксперты считают, что с рынка уходят только небольшие компании с устаревшей технической базой, высокой стоимостью заемных средств и неконкурентоспособной продукцией. У таких компаний еще есть шанс найти покупателей, поскольку спрос на алтайскую землю в настоящее время высок.

В любом случае, есть потери.

Антон, фермер, владеет фермой в Куринском районе Алтайского края. У него 6000 гектаров земли, техника и складские помещения. Антон выращивает пшеницу, лен, гречиху, овес, ячмень и подсолнечник. Его пшеница — «суперэлита», дорогой сорт зерна, дающий высокие урожаи. Фермер рассчитывал собрать урожай в 4,5 тонны с гектара. Однако он получит максимум 1-1,5 тонны. Бизнесмен больше не хочет «закапывать» миллионы рублей в землю, поэтому он решил продать ферму. Неожиданно его земле найдется лучшее применение.

«Из-за засухи сгорели почти все мои посевы. И это уже второй год. Если в ближайшие несколько недель не будет дождей, я даже не буду выводить технику на поля. Это пустая трата денег, миллионы уже были «вбуханы» в землю. Если я соберу 1-1,5 тонны с гектара, то покрою только стоимость семян и расходы последних нескольких месяцев. Я все равно останусь в проигрыше», — говорит Антон.

По его словам, за последние несколько лет климат в регионе изменился, что привело к сдвигу графика посева и сбора урожая. Фермеры еще не понимают, как работать в новых условиях.

«В этом году весна пришла рано. В начале апреля поля уже были сухими, в то время как на моей ферме нормой считается начало работ с 25 апреля по 10 июня. В этом году график пришлось сдвинуть на месяц и начать с 25 марта. Но те хозяйства, которые сдвинули график (посеяли раньше — ред.), уже полностью сожгли свои посевы. Мои все еще «горят». В лучшем случае мы получим только гречиху и подсолнечник с полей Змеиногорского, Куринского и Шипуновского районов. И это при условии, что пойдет дождь». — говорит фермер.

Он не верит, что правительство сделает что-нибудь, чтобы помочь алтайским фермерам. По словам фермера, введение государственной антикризисной системы (которая действует в регионе с 10 июля) позволяет отсрочить выплаты по кредитам и реструктурировать долги. Однако после этих процедур получить новый кредит будет практически невозможно: банки включают такие компании в список неблагонадежных предприятий и отказываются с ними сотрудничать.

«Введено чрезвычайное положение, но что это даст? Когда нас будет поддерживать федеральное правительство, тогда это будет иметь определенный эффект. Но пока Министерство сельского хозяйства оптимистично заявляет, что урожайность в стране снизится на 20%. По моим скромным оценкам, это около 50%. Я разговариваю с фермерами в других регионах, они говорят, что одни затоплены, другие высохли». — Фермер сказал.

Волна банкротств

Высокие цены на сельскохозяйственную продукцию, такую как зерно, мука и подсолнечное масло, могли бы помочь алтайским фермерам. Антон отмечает, что это невыгодно для покупателей, но выгодно для фермеров. Если они продадут свое сырье по высоким ценам, у них появятся деньги на погашение кредитов, покупку семян и другие расходы. Однако, по словам бизнесмена Курпи, в этом году повышения цен на продукцию не будет.

«Цены на пшеницу, муку и подсолнечное масло вряд ли будут расти — весной правительство провело интервенцию (закупку зерна по одной цене — ред.) и оказалось, что элеваторы забиты дешевым зерном. Аналогично было и с гречкой. Во времена коронавируса он был слишком дорог — люди покупали его по 55-60 рублей за килограмм. Теперь цена покупки снизилась до 25 рублей. В магазинах она все еще дорогая, потому что есть нераспроданные запасы, — говорит Антон.

Закупочная цена на муку, по оценкам фермеров, вырастет в лучшем случае от 10 до 13 рублей за килограмм.

«В прошлом году большие объемы зерна предназначались для экспорта, но в апреле 2020 года президент запретил продажи за рубеж. Теперь весь урожай пойдет на внутренний рынок, и возникнет переизбыток зерна», — сказал Антон.

В ближайшие несколько лет, наоборот, будет наблюдаться нехватка пшеницы. Запасы закончатся, и урожай 2020 года не сможет их пополнить. У многих компаний просто не будет денег на покупку семян, и они не успеют к следующему вегетационному сезону. Или они вообще уйдут с рынка.

«В следующем году нас ожидает волна банкротств в сельском хозяйстве. Все мелкие фермеры могут потерять свой бизнес, потому что не смогут справиться с выплатами по кредитам. И платить будет просто не из чего». — говорит один фермер.

Антон продает свое предприятие за 18 миллионов рублей.

Перспективы для других отраслей

Евгений, владелец фермы по разведению коров и лошадей в Каменском районе, решил продать свой бизнес, пока он еще прибыльный и без долгов. Он убежден, что заниматься сельским хозяйством с каждым годом становится все труднее. Цена на корма продолжает расти, а вместе с ней и стоимость производства.

«Сможем ли мы продавать дорогое мясо? Вопрос неоднозначный. У нас нет целевых государственных закупок». — Евгений говорит.

Еще одна причина, с которой сталкиваются фермеры, — нехватка рабочей силы. По его словам, трудно убедить сельских жителей работать. Эта проблема мучает фермеров уже много лет. Константин Никитьев, руководитель агентства недвижимости «Ключ-Риэлт», говорит, что в последние годы участились случаи продажи фермерами своих хозяйств, потому что некому их обрабатывать.

Политика перестройки «убила» в сельских жителях желание работать. Многим из них не платят, но и работать они не хотят. Люди деградируют, здоровые «лбы» живут на пенсии своих бабушек и дедушек». — сказал эксперт.

После продажи фермы фермер Евгений планирует вложить деньги во второй бизнес — предприятие по пошиву спецодежды. Он считает это более перспективным, чем разведение крупного рогатого скота.

«Двигаться в двух направлениях одновременно очень сложно. Я решил оставить одну из них. Я продаю всю ферму, а не продаю себя, потому что надеюсь найти кого-то, кто продолжит в этом направлении. Я хотел развивать бизнес, но когда я обратился за кредитом, мне отказали. Никто здесь не хочет инвестировать в сельское хозяйство, даже банки. Вы хотите расти, но не можете». — говорит он.
Евгений продает свою ферму за 19 миллионов рублей.

Гиганты — это будущее

Алтайские эксперты подтверждают, что мелким фермерским хозяйствам в регионе становится все труднее работать. По их мнению, для того чтобы бизнес был прибыльным, независимо от природных аномалий, необходимы многомиллионные инвестиции. Однако алтайские фермеры часто работают на мощностях, оставшихся с советских времен, и не имеют ресурсов для модернизации производства.

«Многие сельскохозяйственные предприятия в Алтайском крае технологически устарели, они не энергоэффективны, в них нет высококвалифицированных специалистов, их продукция дорогая, поэтому они не могут конкурировать на рынке». — говорит Константин Никитьев.

Малый бизнес также испытывает проблемы из-за отсутствия стабильных цен на зерновые культуры, сказал Юрий Матвийко, заместитель председателя Комитета АКЗС по экономической политике, промышленности и предпринимательству.

«Из года в год цена может меняться два и более раз. Подсолнечник, гречка — фиксированной цены нет. Фермеры, планирующие посевы осенью, не всегда могут предсказать погоду и рыночные условия. Вот почему возникают проблемы». — сказал он.

И наконец, владельцы бизнеса стареют и не могут передать свои фермы детям: наследники отказываются работать на земле, выбирая более престижные профессии.
«В 1990-х годах фермеры получили участки земли и начали развивать свои хозяйства. Это были бывшие менеджеры, агрономы — компетентные специалисты. Они ведут процветающий бизнес, но этим людям уже за 60, они устали от своего дела. Нет никого, кому они могли бы передать компанию. Их дети выросли, имеют работу в городе и не хотят возвращаться в деревню. Мы тоже наблюдаем такие тенденции». — Константин Никитеев отмечает.

Алтайские эксперты убеждены, что сельское хозяйство по-прежнему является движущей силой экономики региона. Однако тенденция поглощения мелких фермерских хозяйств крупными предприятиями становится все более выраженной. По словам Юрия Матвийко, в регионе практически нет бесхозной земли.

На сельскохозяйственный рынок Алтайского края выходит все больше компаний из других регионов. Они скупают землю и предприятия в Алейском, Павловском, Ребрихинском и других районах. Это ни хорошо, ни плохо, «таков рынок и серьезная конкуренция». — считает эксперт. Так что не исключено, что скоро в каждом районе области будет по три-четыре крупных хозяйства, которые будут «пилить» рынок, делить поля и фермы и устанавливать новые правила работы и ведения бизнеса.