Своими руками: пустыни вместо черноземов

56
Своими руками: пустыни вместо черноземов

Каждый год Россия теряет до 2 млн га почвы из-за деградации. И это только официальная статистика, реальное положение дел может быть хуже, отмечают специалисты. По данным ФАО, всего в России деградировано примерно 15% почв. Из-за этого только прямые убытки аграриев вследствие снижения урожаев достигают десятков миллиардов рублей.

Изменить ситуацию помогло бы массовое восстановление почв, однако его стоимость никто точно не оценивал — пока в стране нет централизованной федеральной программы для возвращения эродированных земель в сельское хозяйство.

В России около 80% сельскохозяйственных земель подвержено деградации. В Европе ситуация лучше, но тоже далека от идеальной — эрозия наблюдается на 46% почв.

Опустынивание в массовом сознании до сих пор связано с Африкой и Азией, где Сахара наступает на еще недавно плодородные регионы, потому что почву просто сдувает ветром из-за отсутствия растительности — ее уничтожали ради расчистки полей под сельское хозяйство. Тем временем в докладах ФАО отмечается, что засоление, закисление и опустынивание вышло далеко за пределы беднейших стран Африки и уже достигло центральных районов России. Всего же в мире, по данным ФАО, деградации в средней или высокой степени подвержена треть обрабатываемых почв.

Кто виноват?

Столь печальное положение дел во многом объясняется отношением фермеров к земле, причем проблема это не только российская — она встречается во всем мире, даже в развитых странах. Эксперт по эрозии почв в ЕС и Великобритании профессор Джон Боардмен (John Boardman) из Института по проблемам изменения окружающей среды в Оксфорде отмечает, что в Великобритании эрозия почвы ускорилась с 70-х годов прошлого века, и сейчас самые большие потери наблюдаются на полях под овощными культурами и плодовыми садами.

Фермерам эрозия стоит недорого: по его подсчетам, ущерб на одной ферме редко превышает несколько сотен фунтов стерлингов в год. И это только на подверженной эрозии земле. В масштабах страны это всего в районе 10 млн фунтов стерлингов в год. Однако для государства ущерб в десятки раз больше. Так, из-за вырубки лесов плодородие почв уменьшается на 10%, что выливается в убыток в 700 млн фунтов стерлингов в год. И с течением времени убытки продолжают медленно увеличиваться.

Во всем мире в эрозии виноваты интенсификация сельского хозяйства и вырубка лесов. Именно их Джон Боардмен считает одними из главных причин ускорения деградации почв. Действительно, без естественных границ в виде лесов деградация ускоряется.

А как у нас?

В России же как раз с лесополосами все очень плохо: почвозащитные лесные полосы есть далеко не везде, и сейчас их площадь составляет всего 40% от необходимой для поддержания нормального состояния земель. При этом около половины почв в европейской части России отличаются низким содержанием гумуса (0−2%), которое за последние 100 лет упало на треть.

В сельскохозяйственном производстве длительное время считалось, что черноземы — это кладовая природы, из которой можно без больших затрат черпать энергетические ресурсы для жизнедеятельности человека, констатирует генеральный директор агентства «Агростат» Елена Алекперова. Результатом такого отношения стала деградация пашен, одним из признаков которой является увеличение обменной и гидролитической кислотностей, прежде всего, черноземов лесостепной зоны. А это свидетельствует о необходимости их известкования, замечает она.

Повышенная кислотность — одна из основных причин низкого плодородия почв и недостаточной эффективности удобрений. Наличие кислых почв является одним из главных лимитирующих факторов получения стабильно высоких, экологически безопасных и биологически полноценных урожаев сельскохозяйственных культур, подчеркивает эксперт. По ее данным, в Белгородской области за период с 1975 по 2013 год доля кислых почв увеличилась с 22,9 до 46,1%. В Липецкой, Брянской и Тамбовской областях доля кислых почв составляет около 50%.

Всего же, отмечает председатель правления Союза органического земледелия Сергей Коршунов, в России 58 млн га с низким содержанием гумуса. Больше всего проблем, по его словам, на юге России, где 89% сельскохозяйственных угодий считаются эрозионно- и дефляционноопасными. «За последние десять лет отрицательный баланс питательных веществ составил 86,9 млн тонн действующих веществ. А уменьшение запасов гумуса в пахотном слое 0−30 см за 100 лет составило в лесостепных и степных черноземах до 70−90 т/га (средние темпы снижения — 0,7−0,9 т/га в год)», — перечисляет тревожные факты эксперт.

Есть ли выход?

«Все понимают, что использование тяжелой техники, глубокая вспашка, большой клин пропашных культур ведут к снижению плодородия почв. Однако подавляющее большинство хозяйств игнорирует эти моменты. Некоторые специалисты в качестве альтернативы рассматривают технологию нулевой обработки почв, но для России она пока еще редкость. На ее апробацию решаются крупные агрохолдинги. Ведь нужно просчитать множество нюансов, чтобы минимизировать ошибки при освоении технологии NO-TILL», — обобщает положение дел депутат Госдумы и основатель компании «Молвест» Аркадий Пономарев.

Поделиться