Российские виноделы просят законодательно отделить их продукцию от водки

30

Закон “О развитии виноградарства и виноделия в РФ” предусматривает передачу полномочий по контролю за процессом производства вин от Росалкогольрегулирования Минсельхозу

МОСКВА, 7 ноября. Закон “О развитии виноградарства и виноделия в РФ”, проект которого находится на рассмотрении в Госдуме, особенно ждут на Юге России и Северном Кавказе, где выращивают почти весь российский виноград, прежде всего для производства вина. По мнению опрошенных виноделов и экспертов, признание вина продуктом сельхозпроизводства решит многие проблемы рисковой отрасли и обеспечит реальную поддержку малым винодельческим хозяйствам.

Законопроект о виноделии в России был внесен в Госдуму в июле. Он предусматривает передачу полномочий по контролю за процессом производства вин от Росалкогольрегулирования Минсельхозу РФ, возможность для производителей вина самостоятельно вводить на определенных территориях дополнительные условия регулировки качества напитка, а также льготы для предпринимателей и сельхозпроизводителей, создающих питомники для выращивания саженцев винограда в России.

Гордиться вином

Как сообщил депутат Госдумы от Ставропольского края, зампред думского комитета по аграрным вопросам Алексей Лавриненко, в настоящее время законопроект о поддержке российского виноделия находится на рассмотрении в правительстве РФ и может быть принят до конца года. “Если он (законопроект) получит положительное заключение, то вполне возможно, что он может быть принят до конца года”, — сказал парламентарий.

По его словам, виноделие нуждается в дополнительной поддержке как емкое с финансовой точки зрения производство, а также как приоритетная отрасль в южных регионах страны.

“Виноградари ждут этого закона — Юг, Крым, Краснодар и Ставрополье. Им необходимо активнее выходить на свои рынки и на рынки зарубежные, больше производить своего винного материала. Это и новые рабочие места, и развитие малого и среднего бизнеса, агротуризм, а также большой рынок вина, который требует контроля”, — пояснил он.

Уполномоченный по правам предпринимателей при президенте РФ Борис Титов отметил, что с принятием закона вопросы технологии производства вин в большей степени будут регулироваться Министерством сельского хозяйства РФ. “Главное, что мы меняем — это то, что до момента наклейки акцизной марки на бутылки процесс не должен регулироваться Росалкогольрегулированием”, — сказал омбудсмен.

Отделить вино от водки

В настоящее время виноградарство и виноделие находятся в одном законодательном поле с производством спирта и водки, но закон, написанный для отрасли крепкого алкоголя, совершенно не подходит для виноделов, отметил директор агрофирмы “Южная” (Краснодарский край) Сергей Тарахно.

“Нормы закона не соответствуют реалиям и действительности виноделия, а это существенно тормозит развитие отрасли. Нам необходимо менять структуру потребления алкоголя в сторону винодельческой продукции, и менять ее нужно не только через изменение объемов производства, но и в сознании потребителя. Это невозможно сделать без отдельного закона, без отдельных положений, позволяющих популяризировать культуру потребления вина”, — сказал собеседник агентства.

По мнению директора ГКУ “Ставропольвиноградплодопром” Сергея Лысенко, закон, который будет регулировать производство вина как сельхозпродукта, а не алкоголя, обеспечит качественный скачок в развитии отрасли. “Вино, которое сделано из российского винограда без добавления спирта, необходимо сделать сельхозпродуктом, оно должно регулироваться как обычная сельхозпродукция — мясо, молоко, зерно, кукуруза и все остальное. Аналогично, как Россия выросла в производстве зерна, такой же интерес появится и в этой отрасли, мы можем получить довольно серьезные площади виноградников. А это даст рабочие места, налоги во все уровни бюджетов”, — сказал Лысенко.

Он также отметил, что с принятием нового закона исчезнет необходимость целого ряда дорогостоящих и избыточных мер контроля за производством. “Сейчас у нас уже есть федеральный реестр виноградников, фермеры и так сдают декларации о сборе винограда и о его переработке. Все зафиксировано. Зачем нужны дополнительные счетчики, марки, подключение в Единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС) и установка оборудования для нее?” — сказал эксперт.

Руководитель винодельни “Вилла Звезда” в Ростовской области, член саморегулируемой организации “Союз виноградарей и виноделов Дона и Волги” Игорь Губин добавил, что из-за избыточного регулирования отрасли фермеры, которым с 2014 года разрешено получать лицензии на производство вина с защищенным географическим указанием, на деле не могут воспользоваться этим правом. “Некоторые получили такие лицензии, но никто не знает, что с ними делать. Потому что дальше регулирование идет очень сложное, как для водочных заводов. И те фермеры, которые получили лицензию, просто боятся ею пользоваться, потому что они разорятся в течение месяца”, — пояснил Губин.

Еще один важный для небольших хозяйств момент — субсидирование, указал другой винодел с Дона, гендиректор компании “Кантина” Кирилл Кривонос. “Сейчас очень сложные бюрократические схемы получения субсидий. Фермеру вместо того, чтобы пригласить представителя министерства и показать свои виноградники, приходится собирать кипу бумажек и доказывать, что он действительно посадил виноград”, — рассказал он.

Новый импульс для Кавказа

Для республик Северного Кавказа, где есть все условия для выращивания винограда, закон о поддержке виноделия может стать серьезным стимулом для развития, уверен бизнес-омбудсмен Борис Титов.

“Некоторое время назад был пик развития [виноградарства] в Дагестане. Там идет высадка новых виноградников. И по качеству мы серьезно продвигаемся. В Чечне нет виноделия — это связано с национальными традициями, зато много винограда. Из Чечни его вывозят в другие регионы РФ. В КБР было построено много новых мощностей. Сейчас есть определенные сложности, но я надеюсь, что они (виноделы) будут в ближайшее время двигаться вперед”, — сказал Титов.

Закон о виноделии на Северном Кавказе ждут давно, отмечает заместитель директора Дербентского завода игристых вин Юлия Пальян. “Этот вопрос нужно было поднимать еще 10 лет назад. Почему виноградарством должен заниматься не Минсельхоз, а все остальные? Мы должны знать, кому мы подчиняемся. И это должен быть Минсельхоз, где работают люди, знающие, что такое виноград, которые знают все аспекты виноделия”, — отметила она.

Глава комитета по виноградарству, производству и обороту алкогольной продукции Дагестана Гайдар Шуайбов указал, что новый закон поможет не только виноделам, но и производителям коньяка.

“Основным в республике является коньячное производство. Мы могли бы обеспечивать полностью натуральными коньячными спиртами существенную часть российских предприятий, которые занимаются производством коньяков — в Москве, Калининградской области и так далее. Но для этого нужна законодательная база, которая позволит уменьшить акцизы и предоставит льготы производителям коньяка, которые выпускают натуральную продукцию из винограда, — пояснил чиновник. — Мы очень ждем его (закон), потому что его принятие обеспечит реальный сдвиг для развития отрасли”.

Закон для российского вина

Крымские виноделы рассчитывают, что статус сельхозтоваропроизводителя позволит винодельческим хозяйствам полуострова решить сразу несколько серьезных проблем, в том числе получать субсидии и запустить масштабную перезакладу старых виноградников новыми, а в перспективе расширить площади посадок. “И самое главное — создать конкуренцию предприятиям, которые на территории РФ льют вино из импортного дешевого виноматериала, позиционируя его как российское вино”, — пояснила генеральный директор ФГУП “ПАО Массандра” Янина Павленко.

По ее словам, производство вина из собственного винограда более затратно, чем из импортного: нужно вырастить виноград, собрать урожай, переработать, а раз в 25-30 лет — перезаложить старые, малопродуктивные виноградники новыми перспективными саженцами. “При этом первый урожай виноград дает только на пятый год после посадки. Это сложный, но единственно верный путь, поскольку вино — это продукт местности, а качественное российское виноделие немыслимо без российского винограда”, — пояснила эксперт.

Учесть интересы всех

Генеральный директор “Алеф-Виналь-Крым” Олег Логвинов отметил, что в отрасли в последние годы уже произошли заметные сдвиги: например, государство ввело понятия вин с защищенным географическим указанием и с защищенным наименованием места происхождения. “В результате внесенных не так давно изменений в соответствующий закон такие вина получили существенную льготу — пониженную ставку акцизного сбора. Это ощутимая поддержка”, — пояснил Логвинов.
Однако, по его словам, положительные изменения охватили не весь спектр винодельческих производств. В частности, они не предусматривают льгот для заводов так называемого первичного виноделия, которые производят виноматериал и продают его другим предприятиям. “Сейчас если одно предприятие делает виноматериал и разливает, оно имеет льготу, а если “первичка”, которая находится в Крыму, перерабатывает крымский виноград, производит качественный виноматериал, но продает своему соседу, который тоже находится в Крыму, оно утрачивает льготу”, — пояснил он.

Эксперт подчеркнул, что для маленьких крымских заводов первичного виноделия, которых на полуострове достаточно много, это стало серьезной проблемой. “Они, к сожалению, на сегодняшний день не выживают, потому что не могут конкурировать по цене с завозным импортным виноматериалом. Поэтому закон нужно доработать, чтобы охватить всех крымских производителей”, — пояснил винодел.

Президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович сообщил ТАСС, что в подготовке законопроекта участвовали в том числе специалисты из отрасли. “Наше мнение было учтено”, — отметил Попович. Он также убежден, что закон упростит работу виноградарей и виноделов, однако на это потребуется время.

“Принятие закона — это первый шаг выстраивания взаимоотношений… государства с вином, сельхозпродуктом и регулированием. И сейчас слишком много противоречий, чтобы считать закон идеальным. Я могу привести в пример похожие на нас страны бывшего СССР, которые приняли законы сразу. Молдавия, Белоруссия. Украина — все эти страны их соответствующие национальные законы в течение семи лет. И сейчас эти законы приняли формы, которые реально помогают жить и работать”, — отметил эксперт.