России земли не нужны?!

Подведены предварительные итоги всероссийской сельскохозяйственной переписи прошлого года. Результаты анализа данных, проведенных специалистами РАНХиГС, мягко говоря, обескураживают: почти 100 миллионов гектаров сельскохозяйственных земель по всей стране оказались заброшенными, отмечено как минимум двухкратное сокращение площади пастбищ и трехкратное садовых насаждений. Кроме того, согласно статистике, наблюдается резкое сокращение, а то и полное отсутствие крупного и мелкого рогатого скота в хозяйствах.

При проведении Росстатом переписи учету подлежали сельскохозяйственные земли и угодья, находящиеся в личной собственности или используемые на правах аренды. При этом были выявлены обширные территории, которые не имеют собственников или имеют указанных на бумаге пользователей, обнаружить коих не удалось. В мониторинге РАНХиГС такие земли на сельскохозяйственной карте страны названы «белыми пятнами».

Разруха из космоса не видна

По официальной статистике в России имеется примерно 40 миллионов гектаров заброшенных сельхозугодий. Эксперты же утверждают, что эти площади в 2 с лишним раза больше и составляют не менее 97 миллионов гектаров, поскольку так и не удалось установить пользователей 50 млн га сельскохозяйственных земель. Вместе с тем, эти угодья проходят по всем сводкам именно как сельскохозяйственные.

В центре Агропродполитики института прикладных экономических исследований РАНХиГС недоумевают: как такое вообще возможно в век космических и аэрофотосъемок при развитых информационных технологиях. Недоумение и возмущение вполне объяснимо, поскольку, во-первых, на таких землях должна производиться продукция, а во-вторых, с этих территорий должны уплачиваться налоги. Вот только непонятно – с кого их требовать.

С другой стороны, согласно переписи, в пользовании фермеров находится более 43 млн га земель, что никак не согласуется с официальными 28,8 млн га, заявляемыми Росеестром.

Земля крестьянам не нужна

Еще одно несоответствие между цифрами Росеестра и, полученными в результате сельскохозяйственной переписи Росстата, земельные площади, закрепленные за ЛПХ. Так по данным названного учреждения в личном пользовании находится более 77 млн га, а по данным переписи – менее 15 млн га. Можно ли считать разницу между этими площадями брошенными землями?

До проведения переписи по всем статистическим данным полагалось, что в стране имеется 222 миллиона гектаров земель сельскохозяйственного назначения, однако проведенные исследования позволили обнаружить лишь 142 млн га, то есть, полезные площади сократились более чем на треть. И то – по официальной версии.

Кроме того, установлено, что в подавляющем большинстве ЛПХ не содержатся ни свиньи, ни козы с коровами, ни даже птица. Однако по бумагам такие хозяйства все равно проходят как сельхозпроизводители, что приводит к полному искажению реальной картины происходящего.

Во всем виновата коррупция

Вот цитата из мониторинга результатов переписи: «При продаже или аренде государство-собственник все затраты на оформление принадлежащих ему участков перекладывает на будущих пользователей. Эту схему, вероятнее всего, сложно реализовать без использования коррупционных схем».

В принципе, слова «вероятнее всего» из нее можно смело выбрасывать – не секрет, что оформление земли в собственность либо аренду превратилось не только в бюрократическую преграду, но и в неплохую кормушку для нечистоплотных чиновников.

Согласно принятым в мире методологиям, созданным ФАО, для получения достоверного результата при исследовании сельхозземель перепись обязана охватить не менее 95 процентов всех производителей сельскохозяйственной продукции в стране. Следуя данным рекомендациям, Росстат выявил, что около 30 миллионов гектаров земли вообще ни за кем не закреплены официально. К слову: в 1990 году площадь подобных сельхозземель составляла немногим более 8 миллионов гектаров.

Подобный рост заброшенных плодородных участков эксперты объясняют двумя причинами:

1. Использование сельхозземель не выгодно.
2. На пути оформления земли в собственность или аренду множество препятствий бюрократического и экономического характера.

И хотя слово «взятка» нигде не прозвучало в открытую – смысл именно в этом: оформить землю, идя исключительно законным путем, крайне сложно.

Верните нашу землю

Земельные конфликты

Несмотря на поистине огромное количество заброшенных и просто «ничейных» земель, конфликты и спорные ситуации возникают повсеместно. Прежде всего из-за того, что хозяйственники не могут понять, какой статистике верить.

По словам Н. Николаева, председателя комитета Государственной думы по природным ресурсам, наша страна на бумаге в полтора раза больше, чем на самом деле.

У каждой организации статистика своя. Вот только небольшой пример расхождений между данными самых весомых учреждений: Росеестр утверждает, что количество сельскохозяйственных организаций за последние 10 лет выросла на 12 тысяч, а по данным Росстата, взятым из переписи, напротив, сократилась на 23 тысячи. То же самое происходит и в отношении земли.

В мониторинге озвучиваются следующие цифры: с 2006 года площадь сельхозземель предприятий агропромышленного комплекса сократилась на 42 миллиона гектаров. При этом, порядка 15,5 млн га перешло в пользование фермеров, а около 3 млн га – к ЛПХ. Нетрудно посчитать, что разница между брошенными и переданными землями составляет 23 с половиной миллиона гектаров, которые пополнили собой и без того серьезные пустыри.

Но даже в этом случае возникает несоответствие, поскольку Росеестр утверждает, что в подсобные хозяйства перешло более 11 млн га.

Отсутствие точной статистики – проблема государства

Различные учреждения, различные цифры, отсутствие адекватных статистических данных – все это порождает большие проблемы, как на уровне государства, так и для самих сельхозпроизводителей.

В самом Росстате охотно соглашаются с тем, что данные переписи и статистика Росеестра отличаются очень сильно, однако считают, что перепись дала наиболее актуальные и правдивые результаты. Вместе с тем, решить вопрос с учетом сельхозземель можно лишь одним путем – провести инвентаризацию. Однако, работа это огромная и, по словам специалистов крайне затратная.

По мнению экспертов рост экономики страны просто невозможен без учета правдивых данных, позволяющих грамотно распорядиться землей, а также получать налоги от ее использования. Решение проблемы заброшенных земель должно стать одним из важнейших вопросов власти. Но, как говорится, воз и ныне там. Предложенные еще в 2009 году лидером ЛДПР жесткие меры по изъятию земель у непорядочных пользователей так и не заработали в полную силу.

Цититируя Владимира Вольфовича хочется сказать: «Земля должна приносить пользу». А пока в стране остаются бесхозными огромные площади, равные двум Испаниям, ну, или почти двум Украинам.

0

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. То, что русские крестьяне вымирают – уже давно ни для кого не секрет. Ну как вымирают, бегут из села как минимум в ближайший райцентр и чаще всего превращаются из кормильцев в офисный планктон. При этом заработок если и не выше, то, как минимум, не ниже. Плюс сиди себе в чистом и теплом. Недостаток квалифицированных кадров – бич любого села. И складывается впечатление, что власти намеренно усугубляют ситуацию.
    Там, где еще 20 лет назад ходили сельские стада скота, на сегодняшний день пасется 2-3 унылых коровенки на привязи. А почему? А потому, что не выгодно скотину держать. Страшно разводить свиней – придет африканская чума и всех съест. А государство вместо поддержки и подстраховки только штрафы за неисполнение чего-нибудь введет.
    Радостно кричим о Дальневосточном гектаре, хотя, судя по статье, земель хватит и в других местах – вот только никто их почему-то не раздает. Пусть лучше пустыри амброзией да борщевником зарастают.
    Вот и вымирают русские крестьяне как класс, превращаясь в менеджеров и бухгалтеров без опыта работы и сомнительными перспективами на трудоустройство. Проблема огромна, и решать ее надо на самом высоком уровне. Пока не поздно.

    0
    Войдите, чтобы ответить