Почему деревня умирает?

К 2027 г. 96% сельского населения станут городскими жителями

50
Почему деревня умирает

Пример из реальной жизни

Двадцать лет назад автор этого материала тоже жил в сельской местности. Затем он поступил в университет и работал в городе. Но родина есть родина. Поэтому следующим летом я решил посетить родные села в Красногорском районе. Честно говоря, я ожидал увидеть процветающую деревню, стабильное сельскохозяйственное производство, но увидел обратное: полуразрушенные, заброшенные коттеджи, остовы сараев на въезде в деревню. Это все, что осталось от некогда стабильной государственной сельскохозяйственной фермы.

Все имущество было украдено и продано за гроши бандой недобросовестных менеджеров в 1990-х гг. За последние несколько лет 6-7 человек взяли на себя управление фермой, но никто не смог привести ее в более-менее приличное состояние. Поэтому последний управляющий, работавший ради собственной выгоды и доведший ферму до банкротства, покинул это место.

«Нет производства — нет заработка» — вздыхают жители деревни. — Мы живем натуральным хозяйством, продаем свой скот и зарабатываем на жизнь таким образом.

Здесь нет разговоров о будущем. Потому что ясно: будущего нет. Есть медицинский пункт, сельский дом, просторная двухэтажная школа. Проблема, однако, в том, что учиться в нем практически некому. К следующему учебному году там будет около сорока учеников», — жалуется директор школы.

Во всем селе остаются пенсионеры и люди предпенсионного возраста. Молодые люди, получившие образование, уехали в города, а те, кто не ходил в школу, спиваются. От одной из самых больших улиц деревни осталось три или четыре разрушенных дома. Сегодня деревня очень близка к исчезновению, если не на грани исчезновения.

Ситуация в лесных поселках еще более трагична. Прежние Лескчози и Леспромчози обанкротились и потерпели крах. Сегодня лесные поселения просто заброшены, немногие оставшиеся люди предоставлены сами себе, на грани выживания: ни дорог, ни связи. Ни настоящего, ни будущего у этих людей, к сожалению, нет. Люди, живущие в лесных поселках, не попадают ни под одну программу переселения из разрушенного жилья. Поэтому они не имеют права требовать хорошо оборудованного жилья.  Но это не все причины вымирания деревень.

Особый образ жизни

Проблемой исчезновения деревень занимались в советское время такие известные писатели, как Астафьев, Распутин и Абрамов. Причины исчезновения деревень были разные: безземелье крестьян, бесхозяйственность, пьянство. Хотя с тех пор прошло много лет, и некоторые из классиков уже умерли, трудно утверждать, что сельская местность обезлюдела.

Еще в начале прошлого века наша страна считалась исключительно крестьянской. Более 80 процентов населения проживало в деревнях. Сегодня ситуация кардинально изменилась. Урбанизация не обошла нас стороной. По оценкам демографов, к 2025 году 96 процентов сельского населения будет жить в городах. Как и другие регионы России, Удмуртия не менее подвержена процессам урбанизации, современное общество ассоциируется у людей с мегаполисами.

Движение за вымирание деревень набирает обороты. Так, по данным статистики, если в 2000 году сельское население Удмуртии составляло 499 000 человек, то сейчас — 474 000. Во всей республике проживает 1568,3 тыс. человек. Если учесть, что большинство сельского населения составляют старики и старухи, то будущее крестьян не может не вызывать беспокойства. И все же сельский образ жизни — это особый образ жизни, особый мир, на который во многом опиралась и опирается наша страна. Его разрушение чрезвычайно опасно в экономическом, социальном и культурном плане.

Непривлекательная рабочая сила

Молодежь и молодые специалисты всегда и везде являются движущей силой. Сельская местность не является исключением. Однако сегодняшние выпускники университетов не хотят продолжать дело своих родителей. По словам преподавателя сельскохозяйственной академии Ильдуса Фатыхова, выпускники вузов неохотно переезжают в сельскую местность. Работа в сельской местности по-прежнему непривлекательна, особенно для молодежи. Они недовольны заработной платой и отсутствием достойных жилищных условий. Молодому человеку, окончившему университет, лучше работать в торговой точке менеджером с хорошей зарплатой, чем возвращаться в деревню.

Кроме того, каждый молодой специалист, решивший переехать в сельскую местность, думает не только о перспективах трудоустройства, но и об условиях жизни — возможности растить, учить или лечить детей, заниматься спортом. Много ли в Удмуртии таких сел, где все решается комплексно?

По данным Министерства сельского хозяйства республики, из более чем 700 зарегистрированных хозяйств около 300 являются производственными, а более 60 из них в настоящее время находятся в стадии банкротства. Несмотря на заявленные 10% роста экономики, в том числе в сельском хозяйстве, реальные темпы роста в АПК не превышают 5-6%.

Год от года сельскохозяйственные предприятия становятся все более порабощенными, падая в пучину долгов — следствие диспаритета цен на сельскохозяйственную продукцию. Высокие цены на нефть и низкие цены на сельскохозяйственную продукцию не позволяют сельскому населению развиваться прибыльно. Еще несколько лет назад такие затраты составляли 8-10% от общего объема сельскохозяйственного производства, а сейчас — 40-50%.

Кроме того, за последние годы парк машинных тракторов в Чешской Республике сократился более чем наполовину. За почти два десятилетия колхозы потеряли 63% грузовых автомобилей, 56% тракторов, 45% комбайнов и 48% кормоуборочных комбайнов. Даже если машины будут закуплены, они не внушают оптимизма.  По словам Сергея Токарева, главы Минсельхоза Удмуртии, управлять ими почти некому. В деревнях катастрофически не хватает машинистов. Людей вытесняет из деревень «нефтяная промышленность». Большинство профессионалов — это по-прежнему крепкие мужчины, которые идут работать в нефтяную промышленность, где зарплата, даже во время кризиса, в 3-4 раза выше, чем в деревнях.

Что будут делать остальные?

Несомненно, научно-технический прогресс не стоит на месте и проникает в сельское хозяйство так же активно, как и в другие сферы жизни. Там, где раньше требовалась сотня рабочих рук, теперь достаточно десятка. Если тридцать лет назад требовалось десять комбайнов, то сегодня достаточно одного. Поэтому вместо десяти механизаторов на каждом сельскохозяйственном предприятии достаточно одного. Что придется делать остальным? Либо переезжают в город, ищут новое применение, либо тихо спиваются до смерти. Так и происходит в реальности — вот почему крестьяне в отчаянии пьют горькую водку.

Исследование, проведенное учеными Ижевской медицинской академии, подтверждает, что чрезмерное употребление алкоголя является серьезной проблемой в республике, особенно в сельской местности. В Удмуртии один из самых высоких уровней самоубийств в России: более 1 000 человек умирают по собственной воле каждый год, а у 60% самоубийц в крови обнаруживается алкоголь.

Забытые фермеры

Кто-то находит небольшой бизнес и занимается фермерством. Это трудолюбивые люди экономики, которые не спились и не переехали в город, а остались в родной деревне и продолжают работать. Только теперь они работают не на коллектив, а на себя. Часто фермеры строят и селятся в заброшенных деревнях, способствуя их возрождению, но и здесь не все идет гладко.

По данным Министерства сельского хозяйства УР, в республике зарегистрировано около 2 500 крестьянских хозяйств. Они владеют 84 277 га земли, из которых 72 924 га — пахотные земли. Тем не менее, эксперты отмечают, что за последние 4-5 лет количество фермеров в стране резко сократилось. Основной причиной снижения количества создаваемых новых крестьянских кооперативов эксперты считают саму дифференциацию цен на сельскохозяйственную продукцию и сокращение государственной поддержки развития сельского хозяйства.

Преподаватель Сельскохозяйственной академии Ильдус Фатыхов убежден, что сельское хозяйство в России может успешно развиваться только в том случае, если сельский предприниматель окажется в тех же условиях, что и его коллега на Западе. Там правительство поощряет фермеров дешевыми кредитами, субсидиями и мировыми ценами на сельскохозяйственную продукцию. В наших условиях фермеры могут рассчитывать только на себя.

Что касается молодежи, то лишь немногие из них занимаются сельским хозяйством. Ильдус Шамилович мог назвать только двух своих бывших учеников, которые хотели связать свою судьбу с сельским хозяйством.  Не случайно Сергей Данилов, фермер из Юкаменского района, отмечает, что при нынешней разнице цен и неясной ценовой политике на сельскохозяйственную продукцию аграрное движение обречено на вымирание.

Такой сценарий будущего нельзя назвать благоприятным. Это также не может быть хорошим сценарием для деревни в целом. С одной стороны, процесс урбанизации невозможно остановить — таков путь цивилизованного мира. С другой стороны, в будущем мы можем увидеть пустынные, невозделанные территории десятков или даже сотен заброшенных деревень, с заколоченными окнами.