Накануне грандиозного шухера

Регулирование цен приведет к их немедленному росту — мнение Кристины Романовской, генерального директора ООО «ПХ «Лазаревское», которое занимается производством сельхозпродукции.

1788
Накануне грандиозного шухера

На большой пресс-конференции президент Владимир Путин выразил свое недоумение по поводу роста цен на хлеб и макаронные изделия при колоссальном урожае зерна в нынешнем году. Он считает, что причина повышения стоимости продуктов питания на внутреннем рынке — рост мировых цен, которые повлекли за собой такую ситуацию внутри страны. Глава государства провел серьезный разговор и поручил правительству принять правильные меры. Однако, применять их надо было вовремя.

Теперь вот-вот ожидается соглашение между производителями и сетями, по которому те и другие снижают цены на основные продукты питания. «Колебания цен», с которыми предполагается бороться, это своего рода синоним «заморозки цен». Все, начиная от лавок до крупнейших сетей, увидели в этой ситуации свою выгоду. При колебаниях цен только вверх к нынешнему уровню назначат предельную планку в 10%. И пока озадаченное правительство определяется с «потолками», можно немедленно поднимать цены. Это приведет к тому, что розничные цены повысятся до пределов здравого смысла, а потом начнутся «скидки». И сети будут поднимать цены не от того, что написано в ценниках на прилавках, а от тех цен, которые у них в бумагах.

Потолок цен или, как сейчас любят называть, коридор цен – это классический пример фиаско государства в части регулирования рынка. Если регулировать цены на определенные группы товаров, то сначала из продажи исчезает первая отрегулированная группа. Спрос переключается на другую – и теперь регулировать приходится ее. Такие вопросы в России решаются договоренностями. Среди элементарных продуктов (картошка, лук, морковка) эти договоренности будут работать и можно будет допустить 10% колебание независимо от качества товара. Но, если говорить о хорошем рисе, мясе, молоке, то качественная продукция не может быть лишь на 10% дороже плохой. И это самое регулирование может дать обратный эффект.

Меры прямого субсидирования сельхозпроизводителей эффективно сработают только тогда, когда будет четко понятно, кто именно является получателем тех самых субсидий — крупный вертикальный агрохолдинг или фермер. В этой вертикальной интеграции отдельные звенья не видны. Если это первый вариант, то деньги получит его доминирующая структура, только на ценниках в супермаркетах это никак не скажется.

В странах Европы выстроена система горизонтальной интеграции, где все прозрачно и каждого фермера знают в лицо. Они могут подъехать на тракторах к зданию парламента, перекрыть дороги, быть агрессивными, но при этом ясно, кто именно получает субсидии.

Если наш отечественный производитель получит так нужную ему субсидию, он и сырья закупит больше, и продукции произведет тоже больше. При этом сохранится собственная цена предложения, основанная на цене спроса именно на его продукцию. А крупные торговые сети занижают цену на товары сельхозпроизводителей, давят их.

Производителям, чтобы договориться с торговыми сетями, придется шприцевать свое мясо, иначе — разорение. Однако производители ценники практически не переписывают, потому что считают разницу между ценой спроса и ценой предложения.

Эта системная проблема сейчас только начнет набирать обороты. Необходимо не регулированием рынка заниматься, а регулированием потребительского спроса, на котором все держится. Это не цены растут, а народ беднеет.