Гуси-токены, или Как тверской фермер продает живность за криптовалюту

3
267

Эдуард Сурков занимается фермерством в глухой деревне, но свободно оперирует понятиями «блокчейн» и «криптовалюта». О том, действительно ли гуся выгоднее купить за токены — в этом материале.

Хозяйство Эдуарда Суркова расположено в небольшой деревне Машкино Тверской области, где нет интернета и практически отсутствует сотовая связь — на пути по разбитой дороге от города Торжка до фермы ему приходится несколько раз останавливаться на возвышенностях, чтобы поймать сеть и позвонить.

Однако заняться фермерством, говорит Сурков, он решил довольно давно и твердо и бросать не собирается. «По специальности я зооинженер, но по ней никогда не работал — у нас был семейный бизнес, трикотажное производство. Потом я решил, что хочу жить «на земле», купил небольшое стадо гусей, овец и коз для ведения личного подсобного хозяйства. Идея была такая — научиться управлять хозяйством, чтобы потом уверенно брать заказы», — говорит фермер.


На землю тратиться не пришлось — когда-то, задолго до начала фермерской деятельности, Сурков выкупил у бывшего колхоза под Торжком по низкой цене паи — несколько земельных участков сельхозназначения. «Денег у меня было где-то 600 тыс. на скот. Они не кредитные, так как идти в сельское хозяйство с кредитом — слишком большой риск. Субсидии от государства тоже не получал», — отметил Сурков, добавив, что все работы он выполняет сам, лишь изредка нанимая местных жителей на сезонные работы. Сегодня его ферма представляет собой почти 6 тыс. гектаров земли, одного наемного рабочего и три трактора.

О цифровизации своего бизнеса Эдуард тогда не задумывался. Однако когда его знакомый, Ярослав Логинов, предложил Суркову продавать продукцию фермы за виртуальные деньги, он согласился. Речь шла о токенах — цифровых жетонах-акциях, которые создаются на базе блокчейн-платформы. Сам Эдуард называет их аналогом векселя, что по сути верно.

«Я был давно знаком с Ярославом, он мне и предложил эту идею. Дело даже не в том, что я получаю финансирование от продажи этих токенов, тут важно, что купленный «вексель на животное» — это гарантированный канал сбыта продукции, гарантированный покупатель, что для фермера очень важно», — отмечает руководитель сельхозпредприятия.

У Суркова один токен равен одному животному.

«В этом году токенов удалось продать 10–15 штук. Гусей в стаде у меня значительно больше. Конечно, те гуси, которые являются обеспечением криптовалюты, у меня никак не отмечены, но «живой эквивалент» всегда может увидеть покупатель токена — вот он, ходит по полю», — говорит Сурков, оглядывая свою ферму.

Все законно

Ярослав Логинов отвечает за выпуск токенов и обслуживание сайта. Говорит, что использование криптовалют в таком деле, как фермерство, является «абсолютно законным». «По сути это обычная купля-продажа с авансовым платежом, полностью легальная схема с уплатой всех налогов. Человек платит деньги и получает виртуальный жетон, который обозначает гуся, курицу или другое животное, а потом меняет этот жетон на продукцию, когда она вырастет», — поясняет Логинов.

Ферма функционирует по принципу закрытого клуба, то есть, по словам разработчика, «купить токен не может кто попало». «Весной токен на гуся можно было приобрести с дисконтом, летом его покупали уже за полную стоимость, так как «обеспечение» уже значительно выросло. Основной плюс для покупателя в том, что фермер обязан предоставить животное держателю криптовалюты в любом случае. Если условный гусь не дожил до получения, то это уже проблема фермера, где он будет брать другого», — говорит Логинов.

Сам фермер уверен, что приобретение таких токенов выгодно для клиента. «Для покупателя покупка такого токена тоже может считаться выгодной. Курсы валют имеют свойство меняться, доллар сегодня 60 рублей, завтра 50 рублей. А у нашего токена курс стабилен. Это, например, утка, которая всегда останется уткой», — рассказал Сурков.

Он добавил, что фермер «по сути выполняет работу по договору — выращивает для покупателя экологически чистый продукт». «Покупателю лишь остается забрать его, когда гусь, курица или еще какое-либо животное вырастет», — пояснил фермер.

За этим будущее

Партнеры по бизнесу сошлись во мнении, что пока продажа криптовалют, обеспеченных сельскохозяйственными животными, вызывает больше «праздного интереса», чем реального применения. «95% людей, которые интересуются и занимаются криптовалютами, имеют спекулятивный интерес — им надо 200, 300 или 500% годовых. Мы же им не обещали какой-то сверхприбыли, а должны гуся. А вот гусь-то им особо и не нужен», — рассказал Логинов.

Эдуард Сурков также поясняет, что основные покупатели его токенов пока жители столиц: Москвы и Санкт-Петербурга. «Конечно, такие слова, как «токен», «криптовалюта» и «блокчейн», привлекают в основном столичную молодежь, до небольших городов и старшего поколения это дойдет еще не скоро», — отметил фермер, добавив, что он не намерен отказываться от этой идеи в будущем и не исключает возможности в последующем начать продажу токенов на сено, заготовкой и реализацией которого сейчас активно занимается ферма Суркова.

Разработчик же уверен, что за такими сделками будущее. «Во-первых, токен практически нельзя подделать, так как мы используем блокчейн, каждый токен уникален и может быть выпущен только нами, что гарантирует безопасность. Во-вторых, уже сейчас подобными технологиями интересуются и другие фирмы, например по продаже песка. Вполне вероятно, что в скором времени будет возможен бартер — обмен «гусетокена» на «пескотокен», — добавил Логинов.

Кроме того, по его словам, в российском законодательстве уже сейчас есть все предпосылки для этого. «На самом деле никакого дополнительного регулирования криптовалют, подтвержденных реальным товаром, вводить не нужно. Все и так уже есть в законах, ведь это по сути вексель. Возможно, стоит лишь ввести в законодательство слова «токен», «криптовалюта», и тогда покупатель сможет чувствовать себя абсолютно защищенным», — сказал разработчик.

Живая продукция

По словам Суркова, первых животных он планирует выдать владельцам купленных токенов до декабря, так как эти животные не зимуют. Фермер отмечает, что пока покупатели не спешат забирать животных и если они не сделают это до зимы, то ему придется продать их за рубли и выплатить деньги владельцам «гусетокенов».

В случае если обладатели виртуальных жетонов все-таки решат забрать товар, то, по словам Суркова, «получат живой эквивалент в прямом смысле этого слова», потому что в хозяйстве пока нет забойного цеха. «Для забойного цеха нужна лицензия, у меня пока нет таких объемов, чтобы была необходимость ее оформлять. Поэтому гуси и утки будут выдаваться живыми, а для забоя покупатели могут обратиться к людям, которые занимаются этим профессионально», — пояснил фермер.

На сегодняшний день токены продаются лишь на мелкую птицу, однако сам Сурков не исключает, что в дальнейшем их можно будет обеспечить даже коровой. «Клиент платит фермеру за то, чтобы он растил его животное. Не у всех есть возможность содержать корову, а у фермера есть. В качестве процентов человек, например, сможет получить молоко», — сказал Сурков.

Сам фермер не может попробовать блюда, приготовленные из собственных «криптоживотных»: он вегетарианец и более десяти лет не ест мясо. Но при этом Сурков уверен, что фермерская продукция лучше произведенной на крупных промышленных предприятиях, так как «выращена на земле с применением исключительно натурального корма».
автор:Андрей Грязнов

0

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Это достойно для отдельного фермера, но для огромной державы это жалкая самодеятельность….Что бы возродить то что разграблено и деморализовано всей мощью государства НУЖНО. Признать что холдингомания, семейные фермы и фермерство — это КАСТРАЦИЯ провинции…и в порядке государственного эксперимента создать в каждом РАЙОНЕ страны, их около 2000, по одной государственно кооперативной фирме — сельскохозяйственный производственный кооператив. Кооператив создавать полностью за счет государства, стоимость коопратива делить на паи, паи передавать пайщикам в долгосрочную аренду с правом выкупа на 15-20 лет…..Отдельными «маякми» проблема не решается…..

    0
  2. Идея имеет право на существование — это в принципе. Но это всё ещё очень «сырое» и незнакомое для простого обывателя. Многие с осторожностью и недоверием относятся к каким-либо нанотехнологиям. Люди будут долго привыкать к словам «токен», «блокчейн», «криптовалюта» и искать, где же их ожидает подвох. Народ привык к конкретным действиям: заплатил деньги — купил товар реальный, а не виртуальный. Ну а фермеру — удачи в его начинании, авось получится.

    0
    • Вот позвольте не согласиться. «Сырое», «незнакомое», «подвох»… Мне знакомый из глубокого села по телефону рассказывал историю биткойна, и то, как впечатлили его сведенные на калькуляторе данные. Кстати, потом я проверил, информация действительно соответствует действительности: первая продажа реального товара за биткойн была осуществлена в 2010 году. Американец купил за 10.000 биткойнов 2 пиццы. Правда с доставкой. По сегодняшнему курсу каждая пицца стоит примерно 3 миллиона долларов.
      Так что народ в селе не стоит считать отсталым или наивным — цифра уже давно и прочно вошла даже в сторожки лесников.
      Ну а фермеру — всяческих удач и процветания. Первым всегда трудно, зато и к вершинам они приходят первыми.

      0

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: